Детские песенки - Первая

^ Детские песенки


1

В какие-то очень стародавние времена в лощину посреди горных складок Яртышского отрога грянулся небесный камень. Во много тыщ пудов. Ахнул так, что кратер сохранился до наших дней. В восемнадцатом веке один из Детские песенки - Первая открывателей местных мест, побывавший в котловине с отрядом казаков, писал в берг-коллегию:

«…А ямища сия зело пространна, кругла и склонами крута. Во глубину, нежели до уровня земли по отвесу, более сотки Детские песенки - Первая сажен, а в ширину будет более полуверсты, так что с края до края не докричишься. От верху по самую глубь заросла низким дубом, можжевельником и всяким стлаником и травками, которые по Детские песенки - Первая невежеству в ботанической науке именовать не умею…»

Не так издавна (в год, когда родился Витька Мохов) горные бульдозеры хорошо расчистили кратер и дали ему форму параболической чаши. Потом грузовые дирижабли уложили на Детские песенки - Первая склоны концентрические кольца из титановых желобов метрового поперечника. Сверху протянули через их радиусы – от центральной площадки до верхней кромки кратера. Так и появился известный посреди межпространственников радар МП.

Огромная решетчатая антенна Детские песенки - Первая была недвижна. Ни крутить ее, ни поменять угол не требовалось: совмещенные поля многомерных пространств, по официальной теории МП, источали сигналы независимо от трехмерных координат.

Рядом с чашей РМП выросла обсерватория – с башнями, куполами Детские песенки - Первая, антеннами, жилыми коттеджами и иным хозяйством. В 5 километрах от нее лежал поселок Ново-Яртыш – тыщ 5 обитателей, школа, поликлиника, кино, станция информатория, вокзал местной жд ветки, администрация заповедника. Ибо вся Яртышская Детские песенки - Первая котловина числилась заповедной зоной.

Гласили, что тут «второй Крым». Витька считал, что это не так. Во-1-х, близко нет моря, во-2-х, горы не такие острые. Но что-то было и по правде Детские песенки - Первая как в Крыму. У особняков росли кипарисы. В апреле зацветал миндаль. И небо, если только не бывало грозы, всегда было светлым и незапятнанным. Вобщем, последнее событие сотрудники «Сферы» не считали в особенности принципиальным Детские песенки - Первая. Невзирая на богатство телескопов, астрономией тут занимались далековато не сначала.

Наверное, вернее было бы именовать обсерваторию не «Сферой», а «Кристаллом». Но заглавие пошло от РМП, который напоминал внутренность зеленоватого полушария Детские песенки - Первая, выстланного серебристой круговой сетью. Все равно не точно. Нужно бы уж тогда – «Полусфера»… Витька задумывался об этом всякий раз, когда оказывался на краю огромной антенной чаши…


К желобу № 59 Витька пробрался потаенным методом, через заросли Детские песенки - Первая у фундамента головного рефлектора. Солнце уже высоко стояло над заросшими дубняком склонами. Высушило кустики и травки, рассеяло туман. Но в почаще сохранилась еще росистая влага. Витькина рубаха промокла, к лицу и ногам Детские песенки - Первая липли прошлогодние листики маленькой акации.

Отплевываясь, Витька выкарабкался к высочайшему бетонному парапету, который облегал весь РМП. Подтянулся, лег животиком на край, позже встал на этой кольцевой стенке, сложенной из блоков Детские песенки - Первая метровой ширины. Вздохнул и засмеялся от простора и света. Рядом переливчато свистела какая-то птица, а вся исполинская чаша антенны была заполнена стрекотом кузнечиков. И запахом скошенной травки. Густой трилистник и ромашки Детские песенки - Первая посреди титановых колец и радиусов косили вручную полуголые практиканты зоотехнической службы заповедника. Солнце вспыхивало на лезвиях кос.

Верхний конец кругового желоба вделан был в парапет на этом же уровне с бетоном (рядом – эмалевая табличка с Детские песенки - Первая числом 59). 1-ые несколько метров титановая отшлифованная полутруба уходила вниз практически вертикально. Витька потоптался, вздохнул, как обычно, перед «стартом». Вобщем, это – только две секунды. А на третьей он подскочил, выбросил вперед Детские песенки - Первая ноги и ухнул в желоб.


Жуть падения стукнула по сердечку. Практически как в тяжкие секунды прямого перехода. Свистел воздух, свистел по одежке металл. Но практически сходу Витьку придавила к титановому лотку центробежная Детские песенки - Первая сила. Несло его все еще очень стремительно, но он уж не летел, а ехал. Наклон желоба уменьшался. Стараясь не чиркнуть о металл икрами и нагими локтями, Витька принял сидящее положение.

Витькины старенькие пятнистые Детские песенки - Первая шорты уже порядком постарели, и не так давно Вероника Куггель украсила их сзади большой кожаной заплаткой. Это было очень комфортно для велика и для таких вот «поездок». (Скицын ехидничал, что Детские песенки - Первая к тому же для того момента, когда у деда «окончательно и на сто процентов лопнет всякое терпение».)

Желоб звенел, воздух шумел, а навстречу Витьке… мчалась тележка-робот! Двухметровая черепаха с длинноватыми, схожими на растопыренные Детские песенки - Первая крылья локаторами. Другими словами мчался сам Витька, а набитая нейросхемами черепаха умиротворенно ползла, цепляя шестеренками зубчики на краях титанового лотка. Но не все ли равно!

Откуда она тут, на радиусе № 59! Святые Хранители Детские песенки - Первая…

Откинувшись вспять, можно пропархать под плоским днищем. Но за телегой всегда тянется контактный щуп – толстенный конец кабеля с метелкой из медной проволоки! Доигрался, мальчишка! На данный момент тебя этот хвост в Детские песенки - Первая свинцовой оплетке разделает надвое, как селедку…

Все эти мысли – в один крохотный миг. А позже – как он успел?! – удар правой ногой по скользящему металлу, тело швырнуло на лево, черное брюхо бота задело волосы, кабель Детские песенки - Первая свистнул рядом. Медной метелкой ударило по ступне, сорвало кроссовку. Витьку снова вынесло в середину желоба, перевернуло на животик. Так он и ехал – неудобно растопырившись, обжигая о гладкий титан коленки и перепуганно смотря Детские песенки - Первая на удалявшуюся телегу. Ехал все тише и в конце концов уперся в край центральной площадки ногами – левой кроссовкой и правой босоногий ступней.

Витька полежал, смотря ввысь, повдоль желоба. Телега была уже высоко Детские песенки - Первая и казалась малеханькой. Полосатой собственной черно-желтой раскраской и полупрозрачными крылышками она издалека напоминала пчелу. Их так и называли – «пчелы»… «У, с-скотина, – на уровне мыслей произнес ей Витька. – Чуток Детские песенки - Первая влажное место не оставила…» Он передернулся, представив, как это могло быть. Чудом ведь извернулся. Видимо, сказалось умение водить уланский диск, там вовсю вертишься, тренировочка…

К носу медлительно подъехал сорванный кабелем ботинок. Он Детские песенки - Первая был цел, только поцарапан. Витька сел, взялся за ступню. Кожа с боковой стороны разодрана, как будто когтистой лапой. Хорошо, на данный момент не до исцеления. Он стал натягивать кроссовку. Царапинки не болели, но очень Детские песенки - Первая болела пятка. В спутанные от испуга и досады мысли вдруг влезла не к месту (либо к месту?) детская песенка – из числа тех, что не одобряют взрослые. На мотив замедленной лезгинки: «Укусила Детские песенки - Первая пчелка собачку за нездоровое место… гм… за пятку. Вот какая вышла подначка, нужно будет ставить заплату…»

Он усмехнулся: «Пчелка…» Взглянул снова на телегу через плечо. «Откуда ты взялась на этом желобе?»

Вот Детские песенки - Первая что самое непонятное и даже… ужасное: откуда?

Задачка тележек-роботов была улавливать пространственные связи и конфигурации, которые одномоментно и без системы появлялись в точках совмещения многомерных полей. У каждой «пчелы» – собственный закрепленный Детские песенки - Первая на схеме путь. Прогуливались они только по четным радиусам, ну и то не по всем. А здесь…

Ну хорошо, перенесли для чего-то. Но ведь хоть какой человек в «Сфере» знает Детские песенки - Первая, что Витька пользуется 50 девятым, когда нужно пересечь РМП по прямой. Естественно, это запрещено «категорически, раз и навечно, а то больше ноги твоей не будет в обсерватории», но он же все равно катается Детские песенки - Первая, и всем это понятно. И должны же были сказать: «Витька, не вздумай больше сигать по 50 девятому, ставим „пчелу“, расшибешь башку…»

А кто поставил? Почему конкретно на 50 девятый? Как нарочно…

Нарочно?

Обдало Детские песенки - Первая холодком – как в тесноватых улочках у Оплота, когда рядом свистят и проносятся уланские патрули, а ты сидишь в заросшей белоцветом каменной щели, и рядом у щеки дышит Цезарь, а под рубахой катаются колющиеся шарики Детские песенки - Первая ужаса. Так как опасность – серьезно…

«Хотя Цезаренок-то ничего не опасается, не считая прямого перехода… Господи, а я чего боюсь? Здесь-то! Какие-то шапки намудрили, с телегой, вот и Детские песенки - Первая все… Но кто?»

Сейчас он прочно разозлился. И как обычно, ужас от злобы пропал. Витька вскочил, забрался на центральную площадку. Прихрамывая, пошел по звонким титановым листам. Сверху этот блестящий, поперечником в 20 метров круг кажется маленький Детские песенки - Первая тарелкой. И Витька знал, что он в собственной синей рубахе – как одинокая муха на этой тарелке. Все равно кто-либо увидит и наябедничает деду. Но на данный момент Витьке было Детские песенки - Первая наплевать.

По желобу номер два подошла к площадке телега. Толкнулась о край буфером-контактом, приготовилась ехать назад. Витька прыгнул ей на выпуклую черно-желтую спину, в тень дюралевого крыла. Лег животиком Детские песенки - Первая, уперся ногами в страховочную скобу. Отбросил крышку аппарата контрольной связи. С размаху вдавил девятую кнопку.

– «Кристалл-2», дежурная бригада, – отозвался динамик девичьим голосом.

– Скицына позови! – гаркнул Витька в черную воронку микрофона.

– Ты, Витенька, поздоровался Детские песенки - Первая бы поначалу…

– Скицына давай! Мне по делу, срочно!

– Совсем ты, Витька, охамел, – обиделся глас, но кликнул в сторону: – Их величество Витторио 1-ый требуют Миши Петровича! Категорически!

– Чего для тебя? – произнес Миша Детские песенки - Первая через две секунды. – Пожар?

– Какие дурачины посадили «пчелу» на 50 девятый радиус? – со гулом произнес Витька.

Скицын сразу сообразил:

– Ты живой?

– А ты лицезрел перепуганных покойников?

– Целый?

– По счастливой случайности…

– Холера тебя носит! Глядеть нужно, когда Детские песенки - Первая сигаешь вниз башкой!

– На 50 девятом глядеть? Там сроду ничего не было!

– А на данный момент откуда?

– Это я тебя спрашиваю… – произнес Витька. Его снова накрыло запоздалым ужасом. Телега меж тем бодро Детские песенки - Первая ехала ввысь. Скицын проговорил:

– Ничего я не знаю… Для чего переносить «пчелу»? Ну и все бы про это слышали. Разве такое сделаешь неприметно? Полторы тонны…

«А по правде… – поразмыслил Витька. – А Детские песенки - Первая может, ночкой? Бесшумным грузовым дирижаблем? Но для чего?»

– Слушай, ты, наверное, спутал радиусы! Вечно носишься не смотря…

– Сам ты… – утомилось произнес Витька.

– Ты на данный момент где?

– Где нужно…

– Дуй домой Детские песенки - Первая, будем разбираться.

– Ну уж фиг! – Витька приободрился. Он как будто перелил свою тревогу Скицыну и освободился от противного груза. – Дома я буду только вечерком, так как иду с Люсей в Итта-даг.

– Куда-куда? Снова Детские песенки - Первая в ту преисподнюю?

Витька захлопнул крышку и мстительно хмыкнул, представив, какой тарарам на данный момент подымется в «Сфере». И какую примочку получат «новаторы», пересадившие «пчелу». Если… Если только… Да ну, чушь какая Детские песенки - Первая лезет в голову! Разозлившись на себя, он трахнул кулаком по спине ровно гудящей «пчелы». Позже поразмыслил, что и самому ему не миновать вечерком большой примочки. Это была идея о обычном, и Детские песенки - Первая она успокоила Витьку.

Телега ползла ввысь уже очень круто, Витька сейчас не лежал, а стоял на скобе, держась за крышку. А когда оставалось до края метров 10, он очень толкнулся ногами, махнул через Детские песенки - Первая край желоба и свалился в чащу орешника. Позже, цепляясь за ветки, выкарабкался наверх. Морщась от боли в пятке, залез на парапет. И сходу увидел, как от лесной опушки идет через заросли иван-чая Детские песенки - Первая Люся.

Сходу все отодвинулось вспять – «пчела», спор со Скицыным, глуповатый ужас. Было утро, солнце, дорога. Витька прыгнул, пошел навстречу.

2

– Здравствуй, – произнес он, и Люся засветилась:

– Здравствуй… Ух, какой ты Детские песенки - Первая вздыбленный.

Витька ответил без издевки:

– Зато ты прекрасная за двоих.

Она была в отглаженной теннисной юбочке, в желтоватой блузе с белоснежными горошинами и белоснежным галстучком. На длинноватых ногах новые желтоватые гольфы и белоснежные Детские песенки - Первая сандалетки. И улыбалась – зубы большие и круглые, как те же горошины на блузе.

– Будто в парк собралась. Обдерешься ведь…

– А сам-то! Руки-ноги тоже…

– Меня никакие колючки не берут.

– А Детские песенки - Первая меня, что ли, берут? Запамятовал, что я дочь лесничего?

Он произнес примирительно:

– Лесная фея… Хорошо, пошли.

– Напрямик через лес?

– А другой дороги и нет.

– Ох уж!

– Я серьезно говорю… Прямо по меридиану.

– Значит, строго на Детские песенки - Первая север? Либо на юг?

– Ох, да не по тому меридиану. Вот так… – Витька ладонью рубанул впереди себя. – По гироскопу.

Люся вздохнула. Ничего, дескать, я в этих делах все равно не понимаю Детские песенки - Первая…

Они перебежали по пояс в травке поляну, пробрались через густой орешник опушки и оказались в полумраке под плотной широколиственной крышей. Тут, в заповеднике, Витька до сего времени не знал всех заглавий деревьев. Лес Детские песенки - Первая был южный, посреди могучих дубов и вязов стояли желтовато-серые, без коры, гиганты с узорчатыми листьями. Их нагие стволы обволакивали лохматыми канатами лианы с желтоватыми звездочками цветов. Чиркали по Детские песенки - Первая коленкам кружевной густой папоротник и какие-то большенные ландыши. Воздух был как в холодной звонкой аптеке – с валерьянкой и мятой. Кто-то шелестел и юрко шастал под ногами. Но змеи тут не водились, шагать можно Детские песенки - Первая было без опасения.

Люся произнесла как бы саркастически, но со сокрытой робостью:

– Все-то ты, Витенька, сочиняешь. Говоришь, всего 5 км идти… Я здесь всю округу знаю, нет такового места. И Детские песенки - Первая папа гласит, что нету никакого Итта-дага.

Витька прошелся по лежащему стволу – заросшему и трухлявому. Обернулся через плечо.

– Как же нет, если мы туда идем? Просто заглавие я сам вымыслил. «Итта Детские песенки - Первая» – это… ну, по имени 1-го марсианского племени. А «даг» означает «горы», «предгорья»… Молвят, в древности сюда добирались кавказские племена. Может, от их там и развалины…

– Сюда? Кавказские?

Витька прыгнул со ствола, усмехнулся Детские песенки - Первая:

– Ерстка…

– Что?

– Слово такое… Значит: «Может, было, а может, нет…»

– Это по какому? По-реттербергски?

– Что? – развеселился он. – Полностью по-русски!.. А ты же гласила, что не веришь ни в одной Реттерберг.

– Но ты Детские песенки - Первая-то веришь… Ай!

– Предупреждал ведь, что обдерешься. Под ноги не глядишь…

– Пусти… – Люся просто проскочила мшистую, спрятанную в папоротнике корягу. – Просто я с тобой заболталась…

– Эн ганг найт цанг унд Детские песенки - Первая найт аогенданг, – поучительно произнес Витька на северном наречии Вест-Федерации. – Что значит…

– Да знаю! «На пути не мели языком, чтобы под глазом не быть с синяком»…

– Ух ты! – удивился Витька. – Откуда?

Она ответила с Детские песенки - Первая покровительственной нотой, совершенно как в прошедшем году:

– Радость моя, зимой, когда ты грызешь науки в собственном Ново-Томске, я, по-твоему, где? Тут, в Яртышском интернате. А твои «эмигранты» где Детские песенки - Первая? Тут же… От их и научилась.

– Но ведь… Их же, молвят, всех по домам разобрали, – неудобно произнес Витька.

– Не всех… Ну и учатся-то все равно они там, вкупе… Уж как будто Детские песенки - Первая ты не знал!

Витька неопределенно повел плечом.

Было дело, в прошедшем августе он вывел своим методом из Южной Пищевой слободы семерых мальчиков и шестерых девчонок – малеханьких арестантов некий подлой тюремной школы. Кир, владелец «Проколотого Детские песенки - Первая колеса», произнес – нужно. Отец тоже. Витька тогда еще понятия не имел ни о Якорном поле, ни о Башне, но как поступать в таких случаях, знал не ужаснее Пограничников… Скандал, правда, случился большой Детские песенки - Первая, и Витька серьезно поверил, что дед надерет ему уши, как «в старенькые добрые времена»… Но в скором времени дело замяли, тем паче что ребятам все равно деваться было некуда… Позже Детские песенки - Первая Витьке и в голову не приходило, что кто-то будет об этом случае гласить и припоминать.

Он пожал плечами: отыскала, дескать, о чем говорить. Люся поджала губки: сам начал, не я. Здесь они вышли на Детские песенки - Первая конную тропу. Навстречу проскакали на лошадях без седел трое практикантов из учебного центра заповедника. Помахали руками.

Тропа вывела из леса в лощину с луговой травкой и шапками кустарника. Воздух трепетал от Детские песенки - Первая кузнечиков и птичьего пересвиста. Сходу обдало солнцем. Прошли шагов двести посреди высочайшей сурепки и белоснежных зонтичных соцветий. С заросшего склона бежал посреди кустов ручей. Точнее, даже речка – шириной метра три. Вода была черная Детские песенки - Первая, но очень прозрачная, видны все камушки.

– Перескочишь? – без всякой задней мысли спросил Витька.

Люся покосилась и, насупившись, стала расстегивать сандалетки.

– Стой… – Витька присел, храбро ухватил ее за спину и под колени и Детские песенки - Первая, выгибаясь от тяжести, ступил в ручей.

– Ай… Безумный!.. Утопишь ведь…

– Ага… – И хотя ноги сводило от холода (вода-то из горного источника), нарочно затоптался среди речки, как будто теряя Детские песенки - Первая равновесие. Ах, как здорово она завизжала и вцепилась в него… А на берегу снова произнесла:

– Сумасшедший.

И он снова произнес:

– Ага…

Взяли на лево, стали подниматься по склону, к зарослям. Люся в Детские песенки - Первая конце концов направила внимание:

– Ты почему хромаешь?

– А… Укусила пчелка за пятку…

– В прошедшем году ты был еще серьезнее…

– Ну и что? С годами все глупеют…

Началась чаща дубняка, склон стал круче Детские песенки - Первая. Ветки хватали за плечи. Под рубаху Витьке скатился жесткий желудь.

– Тут тропинка, только ее не видно… Руку давай.

Она послушливо отдала руку, но вдруг спросила:

– Вить… А Дину ты тоже носил на Детские песенки - Первая руках?

– Кого? – от всей души опешил он.

– Ну, Дину Ясвицкую… которую ты с теми ребятами привел.

– С чего ты взяла?

– Она гласила… Ты ее нес от платформы…

– Святые Хранители! Состав стоял полминуты, насыпь высочайшая Детские песенки - Первая, дождик, скользко, они продрогли. Я и один их парнишка хватали всех на руки без разбора, тащили вниз… Я даже не помню, как кого зовут!

Он гласил правду. Он посодействовал этим ребятам и считал Детские песенки - Первая, что дело изготовлено. Позже он с ними практически не встречался. Так как… так как различные он и они, это было ясно сходу. Естественно, они отличные люди, в особенности старший (Антон Детские песенки - Первая, кажется), но… Витьке неудобно было от их некий сдавленности, прижатости. Наверное, позже все у их наладилось. Сейчас им отлично, это главное. А для Витьки важны были не те, кого он вывел Детские песенки - Первая оттуда. Важен был тот, кто там остался.

«Цезареныш…»

Никогда Витька вслух так его не называл. Ого, скажи-ка такое! Но издалека-то, в идей, можно. И Витька заулыбался от наплыва удовлетворенной ласковости. И естественно Детские песенки - Первая, здесь же толкнулось беспокойство: как он там?

А у Люси было свое на уме. И когда выкарабкались из дубняка к темной, жаркой от солнца сланцевой осыпи, Люся отдышалась и спросила, как Детские песенки - Первая будто немного шалила:

– Вить, а ты ранее с девченками дружил по-настоящему?

Он уточнил серьезно:

– Кроме тебя?

– Ну…

Тогда он взглянул краем глаза и произнес покаянно:

– Что скрывать, было. В давнешнем детстве…

– Правда Детские песенки - Первая?

– Ага… Ее звали Зинаида.

3

Все ее, семилетнюю, так и звали, полным именованием. И ребята, и взрослые. Невзирая на миловидное лицо и шикарные реснички, была она храбрая, самостоятельная и твердо знала, что малыши никак Детские песенки - Первая не глупее учителей и родителей. А время от времени и умнее… Витька же в ту пору был нерешительный мамин мальчишка, и что отыскала в нем Зинаида, навечно осталось непонятным.

Если б Детские песенки - Первая ей просто нравилось командовать Витькой, тогда ясно. Но Зинаида не помыкала мальчиком, как другие капризные примадонны. Она старательно тянула Витьку «до собственного уровня». Учила – серьезно, без насмешек – давать сдачи обидчикам, не страшиться Детские песенки - Первая лазать по деревьям и прыгать в крапиву, спорить с учительницей, свистеть через дырку от зуба и делать вид, что для тебя забавно, если по сути жутко. Может, ей нравилось, что он таковой Детские песенки - Первая наивный и послушливый? Нет, что послушливый, не нравилось. В один прекрасный момент она вскипела:

– Ну что ты такая тютя! Мигаешь и молчишь! Хоть бы подрался со мной!

– Зачем? – тихо спросил Витька.

– Ну Детские песенки - Первая нельзя же быть таким синеглазым облизанным теленком!

«Синеглазый облизанный теленок» – это показалось оскорбительным. Витька помыслил, вздохнул и ударил. Она обрадованно треснула его по носу. Неизвестные доныне чувства освободили в очень Детские песенки - Первая обиженном первокласснике Мохове какие-то пружины: он кратко, без слез, взревел и кинулся в бой. И они подрались бурно и от всего сердца. В школьном буфете. И были доставлены в кабинет директорши, где после всяких Детские песенки - Первая суровых слов и назиданий последовал приказ – мириться! Но мириться при директорше они не стали и покинули кабинет, показав друг дружке кулаки.

Мир был заключен позднее, после уроков, – крепкий и веселый Детские песенки - Первая. Зинаида храбро чмокнула Витьку в щеку и повелела ему сделать с ней то же самое. И там, в уголке школьного вешнего сквера, по лодыжку в рыхловатом снегу, они обещали друг дружке «быть как Детские песенки - Первая сестра и брат».

С той поры Зинаида смотрела на Витьку как на равного. Но все таки она была умудреннее в различных прозаических делах. Чтоб Витька не отставал в развитии, она по-дружески посвящала Детские песенки - Первая его во всякие потаенны. Так Витька вызнал, к примеру, что далековато не все малыши выращиваются в пробирках в Институте охраны ранешнего юношества. Напротив, случается это достаточно изредка, а в большинстве случаев они Детские песенки - Первая при узнаваемых обстоятельствах заводятся в маминых животиках, откуда и возникают на свет.

Витька поверил Зинаиде, но, потрясенный этим сообщением, решил уточнить подробности у матери. И был большой вопль, «чтобы ты больше не Детские песенки - Первая смел близко подходить к этой испорченной девчонке!». И не достаточно того, мать пошла к учительнице. А учительница, поглядев на бледноватого Витьку и позже на маму, доверительно спросила:

– А что, он у вас Детские песенки - Первая по правде минзурочный?

Мать увлекла злосчастного Витьку за руку из учительской практически по воздуху и заявила, что переводит его в другую школу.

И вот здесь послушливый и воспитанный мальчишка Детские песенки - Первая Витя в первый раз устроил мятеж. И объявил голодовку. Естественно, это был нелегальный прием. Но неотказный. Того, что «ребенок ничего не ест», мать страшилась больше, чем всех испорченных девчонок на свете.

– Изверг… Кто мог пошевелить Детские песенки - Первая мозгами, что в тихом омуте вырастет такое чудовище? Вобщем, понятно в кого…

Тот, «в кого» было у Витьки все плохое, уже тогда жил раздельно от семьи. То в институтском поселке, то в Детские песенки - Первая «Сфере»…

Так либо по другому, Витька выиграл схватка. И даже не поехал в летний лагерь, чтоб в каникулы быть с Зинаидой.

Они жили неподалеку друг от друга, игрались на пустыре сзади остановленной Детские песенки - Первая стройки химкомбината. Время от времени с ребятами, время от времени вдвоем. Вместе им никогда не было скучновато. Даже если совершенно нечего делать, можно просто посиживать в оконном просвете недостроенного цеха, качать Детские песенки - Первая ногами, болтать о чем-нибудь либо петь всякие песни. А была еще такая забава: вынут две гибкие доски из оставленного на стройке штабеля, воткнут их одним концом в щели меж бетонными блоками Детские песенки - Первая в метре от земли, а на другой конец прыгают сами – каждый на свою доску. И качаются, летают вверх-вниз друг перед другом. И хохочут. Либо снова поют. Нужно сказать, у Детские песенки - Первая Зинаиды был глас незапятнанный и гулкий, ну и у Витьки неплохой дискант…

И вот так они в один прекрасный момент качались и пели. И так как была вокруг солнечная пустота и полная независимость Детские песенки - Первая от всяких запретов, пели они песню о Жучке, известную всем с детсадовского возраста. Вдохновенно и трогательно:


Укусила пчелка собачку

За нездоровое место…


Дальше без церемоний именовалось пострадавшее собачкино место и описывались мучения Жучки, атакованной Детские песенки - Первая предательским насекомым. Ясные детские голоса выводили в тиши почившей стройки:


Стала Жучка охать и рыдать:

«Как же я сейчас буду…»


Но здесь Витькин дискант осекся. И Зинаида в сольном варианте Детские песенки - Первая окончила куплет, рассказывающий о горестных колебаниях многострадального животного. Ибо она качалась спиной к тропинке и не лицезрела появившихся там прохожих.

Прохожие эти были полный очкастый дядька и Витькина мать.

– Атас… – пискнул в Детские песенки - Первая конце концов Витька.

Зинаида по-балетному оборотилась на носочке, скакнула в лебеду, сделала Витькиной маме и незнакомцу книксен:

– Здрасте… Витечка, я пойду, вечерком побеседуем, как дела.

Это не было малодушием и дезертирством. Это был реальный Детские песенки - Первая учет обстановки: посодействовать Витьке она все равно не могла и своим присутствием только посильнее раздосадовала бы его маму.

– Та-ак… – произнесла мать. – Иди сюда. – И так как Витька стоял, как прибитый гвоздем Детские песенки - Первая, подошла сама. – Вот он, полюбуйтесь, Адам Феликсович… Я же гласила, что находить его следует на пустырях и помойках. Но я, по правде говоря, не ждала, что он уже освоил таковой Детские песенки - Первая… помойный репертуар… – В голосе матери что-то стеклянно подрагивало…

– Да помилуйте, Кларисса Аркадьевна! – забавно возгласил мамин спутник. – Это детское устное творчество, оно корнями уходит в эру феодализма! Целый пласт нашей фольклористики, еще пока Детские песенки - Первая практически не тронутый…

– Ах, пласт… – Прекрасная интеллигентная мать выдернула ствол чертополоха и вершиной ударила певца по ногам, а комлем по шейке (за шиворот посыпались крошки).

– Кларочка, что ты делаешь! – Широкий Адам Феликсович стремительно Детские песенки - Первая заслонил Витьку.

Покрасневшая мать произнесла:

– Одно к другому. Пусть и воспитательные приемы уходят корнями в феодализм… – Она выпустила чертополох и отряхнула пальцы. – Жалко, что сбежала эта кросотка… Чтоб я ее Детские песенки - Первая рядом с тобой больше не лицезрела! Предупреждаю последний раз!

– Не буду обедать, – стремительно произнес Витька из-за локтя Адама Феликсовича.

– На здоровье! Можешь заодно не завтракать и не ужинать…

– И не буду Детские песенки - Первая… – сказал Витька наименее уверенно. – И… помру.

– Не успеешь. Отправишься в круглогодичный интернат, где из тебя быстренько сделают человека.

Витька заложил руки за спину и наклонил голову.

– Это при живых-то родителях Детские песенки - Первая?

– Одному родителю до тебя нет дела, а второго… меня другими словами… ты скоро вгонишь в гроб!

Витька был уже искушен кое в каких актуальных ситуациях. Поглядел на маминого знакомого, на маму.

– Понятно… Означает, 3-ий – излишний Детские песенки - Первая, да?

– Виктор!

Адам Феликсович ухватил Витьку за плечи, придавил спиной к собственному круглому животику, который забавно колыхался.

– Кларочка! Этот превосходный ребенок попадет в интернат только через мой труп! А сделать из меня Детские песенки - Первая труп не так просто.

…Вечерком Зинаида спросила:

– Думаешь, поженятся?

– Факт.

– Ну и дела… Знаешь, Вить, ты им не мешай. Пусть…

– Да я и не мешаю пока… А далее видно будет…

– А отец Детские песенки - Первая-то навещает?

– Ага… нечасто. Почему-либо он всегда печальный некий.

– А чего ему развлекаться, – произнесла мудрейшая Зинаида.

Новый мамин супруг Адам Феликсович Римский-Заболотов и Витька зажили полностью по-дружески Детские песенки - Первая. Не то чтоб Адам очень нравился Витьке, но нравилось то, что он не лезет в отцы и воспитатели. Ко всем актуальным сложностям отчим относился просто и без «лишних мудростей». Таковой подход не всегда Детские песенки - Первая устраивал маму, но это уже другой вопрос. Зато дружить с Зинаидой она больше не воспрещала. Ну и недолгий срок отпустила этой дружбе судьба.

Осенью Зинаидиного отца перевели в некий НИИ Детские песенки - Первая в Харьков, и она уехала вкупе с родителями. Ну, погрустили оба, попереписывались малость, пару раз гласили по видику. А позже… жизнь есть жизнь, у каждого своя. Но, естественно, Витька был рад всегда Детские песенки - Первая, что на восьмом году этой жизни повстречалась ему Зинаида. Ну и та, наверное, была рада…


– Дружил, – вздохнул Витька. – Только это у-у-у когда было… Осторожно! – Он дернул Люсю за руку. Сверху со стуком ехала Детские песенки - Первая малая лавина сланцевых плиток. – Здесь глядеть нужно.

– Я тут, оказывается, и не бывала никогда.

Склоны были сейчас безлесными. Осыпь кончилась, справа и слева торчали горы, похожие на большенные сероватые Детские песенки - Первая клыки. Меж ними сновали какие-то пестрые птички с хохолками. Перекликались: «Черр… черр…» Скоро горы – черные, ребристые – обступили со всех боков. Такой огромный «сад камней». Люся смотрела уже с беспокойством:

– Вот удивительно. Как будто и Детские песенки - Первая не рядом с домом, а кое-где… Это и есть Итта-даг?

– Не совершенно еще. Но близко…

– Жарко. Жалко, фляжку не взяли.

– Здесь рядом источник.

Сейчас горы выстроились в два Детские песенки - Первая ряда. Казалось, что Люся и Витька идут меж развалинами крепостных стенок. Слева в толще одичавшего известняка вдруг видна стала искусственная кладка – стена из желтых пористых камешков, а в ней малая сводчатая ниша. Там Детские песенки - Первая из каменного желоба падала стеклянная струйка.

Люся отрадно взвизгнула, прыгнула вперед, подставила ковшиком ладошки. Уткнулась в их губками. Позже повернула к Витьке влажное радостное лицо:

– Холодная какая… – Смахнула на него брызги с Детские песенки - Первая ладоней, засмеялась.

Витька тоже напился. От ледяной воды ломило руки и зубы.

Люся присела на тонкий камень.

– Отдохнем немножко, хорошо?

Витька спиной прислонился к теплому известняку. Произнес снисходительно:

– А гласила Детские песенки - Первая – не обдерешься. Вон дырки-то…

Люсины желтоватые гольфы были порваны в нескольких местах.

– Подумаешь… – флегмантично отозвалась она.

«Устала», – с беспокойством сообразил Витька.

– Ой… – Люся вдруг потянулась к травяному кусту с маленькими желтовато-белыми Детские песенки - Первая цветами. – Я таких не лицезрела.

– Не рви! – вскрикнул Витька.

– Я не рву, что ты. Просто смотрю…

Витька растолковал, как будто извиняясь:

– Они редчайшие.

– Реликт?

– Не реликт, но все равно редчайшие. Только тут Детские песенки - Первая вырастают… – Он сел перед кустом на корточки. Листья были маленькие, как зеленоватые чешуйки. У каждого цветка 5 лепестков, каждый лепесток – как будто крохотная растопыренная ладошка. Витька произнес: – Они именуются «андрюшки».

– Почему? – Люся, кажется, повеселела.

– Ну Детские песенки - Первая… так. Бывают васильки, анютины глазки, а эти – андрюшки.

– Ты, наверное, это сам вымыслил. Как Итта-даг…

– Не-а…

«Андрюшек» вымыслил Цезарь. Ранешным летом Витька выпросил его у родителей на два денька Детские песенки - Первая и привел сюда. Это случилось единственный раз, так как путь через Окружную Пищевую не близкий, а прямого перехода Цезарь не знал. И знать не желал, страшился. В один прекрасный момент он виновно Детские песенки - Первая и прямо признался в этом Витьке.

До той поры Витьке было понятно, что Цезарь Лот опасается в жизни только 1-го: что снова арестуют мама и отца. Но после судебной реформы и отмены Детские песенки - Первая неотклонимых индексов не так просто было в Западной Федерации кого-либо арестовать. В особенности всем известного штурмана Лота.

…Витька выпрямился.

– Люсь, может, пойдем? Неподалеку уже. Скоро остатки крепости, там в фундаменте щель Детские песенки - Первая и подземный ход…

– Ой…

– Не боись, – дурашливо произнес Витька.



detskaya-psihologiya-gosudarstvennij-obrazovatelnij-standart-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-napravlenie-540600.html
detskaya-rech-psiholingvisticheskie-issledovaniya-moskva-2001-stranica-3.html
detskaya-scena-pavilona-2ploshadki-pavilona-5-holl.html