Детство милого подчиненного

Семья милого подчиненного - любящая и дающая поддержку, такая была и

семья Джинни. Плохо было только то, что ей приходилось играть роль "милого

ангелочка" для того, чтоб получить в заслугу любовь и осознание.

Мой старший брат и отец всегда вцеплялись друг дружке в глотку, а я не

могла осознать этого. Отец был так Детство милого подчиненного добр со мной, мы с ним отлично ладили. Я

задумывалась, что брат специально пробует попортить все, и гласила ему, что если

он просто не станет это делать, все будет отлично.

Во время сеансов мы с Джинни вскрыли тот факт, что она была перепугана

схватками отца с братом. Ее любовь к папе была Детство милого подчиненного топкой маской, скрывавшей

неизменный ужас перед ним. В ранешном детстве она выяснила, что быть милой,

готовой посодействовать, со всем согласной значило иметь щит против отцовского гнева.

С "утяжелением" этого щита она теряла другие типы межличностного поведения:

способность отстаивать свои идеи и мировоззрение, быть настойчивой, независящей и

ощущать себя уверенно.

"Белоснежная ворона", как брат Джинни Детство милого подчиненного, и "милый ангелочек", как Джинни, нередко

происходят из одной семьи. По мере надобности противостоять жестким

требованиям родителей "белоснежная ворона" приносит соединение (любовь) в жертву

разделению (автономии). С другой стороны, "ангелочек" меняет разделение на

соединение. Девченки еще более склонны к тому, чтоб быть милыми

подчиненными, чем мальчишки, потому что их силы умножает "кнут и Детство милого подчиненного пряник"

давления личных особенностей пола.

Любовь и милый подчиненный

Милые подчиненные могут иметь проблемы при поиске романтических

отношений. Стиль их межличностных связей, настолько удачно защищавший от

огорчений в детстве, порождает "отказ" от романтичной перспективы. Ах так

это было у Джинни:

Я была тем человеком, к которому все шли со своими любовными

неуввязками, как ребята, так Детство милого подчиненного и девченки. Но в выпускных классах у меня не было

ни собственных любовных заморочек, ни парня. Подруги гласили мне, что это из-за

того, что ребята считали меня очень "незапятанной" для их.

Закрывшись снутри собственной милой оболочки, Джинни практически превратила себя в

существо среднего рода. Она не восхищала, не Детство милого подчиненного тревожила, не заинтересовывала

обратный пол. Милая подчиненная просто становится подругой, так как

дает сильно много. Это относится и к мужскому соответствию ее, к мистеру

Милому Пареньку. Он сделает все для собственных друзей, но нередко этим и

завершается. Подчиненные мужчины и дамы этого типа попадаются в одну и

ту же ловушку: их жажда делать приятное и всем Детство милого подчиненного нравиться "высушивает"

напряжение, актуально нужное для романтичной "химии". Им не знакома

соблазнительность автономности. Через одно-два свидания милый подчиненный

начинает страшиться слов: "Ты нравишься мне, как друг, но..."

Когда милый подчиненный в конце концов возбуждает в ком-то романтичный

энтузиазм, то этот кто-то разбит и повержен, чувственно либо на физическом уровне Детство милого подчиненного либо

сразу и то и это вкупе, и нуждается в поддержке. Так было в

случае с Джинни и Френком. Он выздоравливал после аварии на байке; она

была его физиотерапевтом. Они поженились спустя три месяца после знакомства,

и Джинни ушла с работы, когда забеременела первым ребенком.

Сначала Джинни была в экстазе от Френка и Детство милого подчиненного собственного замужества. Но их

чувственная жизнь была ущербной, и необходимо было совершенно мало времени,

чтоб выздоровевший Френк начал глядеть в сторону. Джинни гласила от лица

многих милых подчиненных, когда произнесла последующее:

Я чувствую себя выполнившей свое назначение и сейчас должна быть

просто неплохой супругой и не ждать очень многого. Я знаю, ему Детство милого подчиненного нравится, что

у него есть я - та, кто сделает для него все. Я желаю делать для него все. Но

когда практически ничего не получаешь взамен, начинаешь мыслить, что с тобой что-то

не так.

Когда все милое в милом подчиненном не может доставить наслаждение

партнеру, как это было с родителями Детство милого подчиненного, он пропадает. Его основная стратегия

преодоления - быть милым. Но милая уступчивость милого подчиненного на самом

деле срывает его пробы угодить ведущему, так как включает движущую силу

феномена. Если неверность ведущего является фактом, желание милого

подчиненного простить и запамятовать не поможет взнуздать ее. По сути

часто это желание дает партнеру возможность накалывать.


detskaya-psihologiya-gosudarstvennij-obrazovatelnij-standart-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-napravlenie-540600.html
detskaya-rech-psiholingvisticheskie-issledovaniya-moskva-2001-stranica-3.html
detskaya-scena-pavilona-2ploshadki-pavilona-5-holl.html