DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG»

DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG»

Для собственной маленький по объему книжки, направленной против Прудона, Марксу удалось отыскать 2-ух германских издателей — 1-го в Брюсселе, другого — в Париже. Но при всем этом расходы по пе­чатанию Марксу пришлось взять на себя. Зато с лета 1847 г. Маркс, когда стала выходить «Deut-sche-Brusseler-Zeitung» («Немецкая брюссельская газета»), получил в DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» свое распоряжение периоди­ческий орган, предоставивший ему возможность активной публичной деятельности.

Газета эта с начала 1847 г. стала выходить два раза в неделю и издавалась Адальбертом фон Борнштедтом, прежним редактором газеты «Vorwarts!», которую издавал Бернштейн. Борнштедт, как сейчас однозначно установлено на основании материалов берлинского и венского архи­вов, состоял на службе DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» у австрийского и прусского правительств. Единственное, что не установле­но, это — занимался ли он шпионством и в то время, когда жил а Брюсселе. Подозрения насчет Борнштедта появлялись тогда и, но против их гласил тот факт, что прусское посольство в Брюс­селе усиленно натравливало бельгийское правительство против газеты Борнштедта DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG». Может быть, естественно, что это делалось только для отвода глаз, чтоб упрочить репутацию Борнштедта в очах революционеров, собравшихся в Брюсселе. Заступники тронов и алтарей, преследуя свои «возвы­шенные цели», совсем неразборчивы в средствах.

Во всяком случае Маркс не веровал, что Борнштедт — предатель. Газета Борнштедта, гласил он, имеет при многих недочетах DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» и некие награды. Если в этой газете находят настолько не мало дефек­тов, то их следует поправить, заместо того чтоб отмахиваться от нее под дешевеньким предлогом, что Борнштедт «нехорош». 8 августа Маркс писал Гервегу с большой горечью: «То им


БРЮССЕЛЬСКОЕ ИЗГНАНИЕ


159


не нравится сам человек, то его супруга, то тенденция, то DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» стиль, тоформат, то распространение свя­зано с некой угрозой... Наши немцы всегда имеют наготове тыщу мудрейших изречений для разъяснения того, почему они должны бросить эту возможность неиспользованной. Неважно какая воз­можность что-либо сделать только приводит их в смущение»1. Дальше Маркс сетует на то, что его рукописи встречают такое же DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» отношение, как «Deutsche-Brusseler-Zeitung», и кончает резкими словами по адресу тех «ослов», которые ставят ему в вину, что он предпочитает печататься по-французски, чем же не печататься совсем.

Если даже принять, что Маркс, желая «использовать представившийся случай», отнесся недос­таточно бдительно к подозрениям против Бернштедта DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG», то нельзя его за это винить. Случай пред­ставился вправду очень подходящий, и было бы неразумно упустить его по обычному по­дозрению. Весной 1847 г. настоятельная финансовая нужда принудила прусского короля созвать Соединенный ландтаг, объединивший прежние провинциальные ландтаги. Это была феодально-сословная компания, схожая той, которую под давлением таких же событий DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» созвал вес­ной 1789 г. Людовик XVI. В Пруссии, правда, дело не двинулось так стремительно вперед, как некогда во Франции, но во всяком случае и Соединенный ландтаг совсем не хочет был раскошеливаться и категорически заявил правительству, что не отпустит ему никаких средств, пока не будут рас­ширены права ландтага и DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» обеспечен его повторяющийся созыв. Лед тронулся, ибо с денежной нуждой шуточки плохи: не сегодня-завтра пришлось бы начать игру поначалу, и чем быстрее взяться за дело, тем было лучше.

В таком смысле писали Маркс и Энгельс свои статьи для «Deutsche-Brusseler-Zeitung». Прениям Соединенного ландтага о свободе торговли и покровительственных DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» пошлинах посвящена была статья, написанная без подписи, но, судя по содержанию и стилю, разумеется, написанная Энгель­сом. Он был в то время проникнут убеждением, что германская буржуазия нуждается в больших по­кровительственных пошлинах не только лишь для того, чтоб ее не раздавила зарубежная промыш­ленность, но еще DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» больше для того, чтоб окрепнуть и преодолеть абсолютизм и феодализм, Ввиду этого Энгельс и рекомендовал пролетариату поддерживать агитацию за покровительственные пошли­ны, хотя бы только но этой причине. Он гласил, что Лист, главный авторитет защитников покро­вительственных пошлин, сделал наилучшее, что есть в германской буржуазно-экономической литерату­ре, но добавлял DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG», что вся прославленная система Листа списана им у француза Ферье, теоретиче­ского зачинателя континентальной системы. И Энгельс остерегал рабочих, чтоб они не да­вали водить

См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXV, стр. 35. — Ред.


160


ГЛАВА 5-ая


себя за нос обманными речами о «благе рабочего класса». Он предупреждал, что и заступники свободы DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» торговли и сторонники покровительственных пошлин прикрываются наряженной вывеской, за которой прячется идиентично своекорыстная агитация. Оплата труда рабочих остается преж­ней как при свободной торговле, так и при покровительственной системе. Энгельс защищал по­этому покровительственные пошлины только как «прогрессивную буржуазную меру», и того же представления держался Маркс.

Марксом DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» и Энгельсом сообща написана была большая статья в ответ на вылазку христиански-феодального социализма, начавшего кампанию в «Rheinischer Beobachter» («Рейнском обозревате­ле»); этот орган основан был незадолго перед тем правительством в Кёльне с целью натравлива­ния рейнских рабочих на рейнскую буржуазию. На столбцах «Rheinischer Beobachter» в особенности усердствовал DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» юный Герман Вагенер, как он сам докладывает в собственных «Воспоминаниях». Маркс и Энгельс при собственных близких связях с Кёльном, возможно, знали об этом: издевки над «прилизан­ным советником консистории» составляют неизменный припев их ответной статьи, а Вагенер в то время был асессором консистории в Магдебурге.

На этот рад «Rheinischer Beobachter» пользовался DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» провалом Соединенного ландтага, чтоб изловить рабочих на эту удочку. Тем, что буржуазия отклонила все валютные требования прави­тельства, обосновывал «Rheinischer Beobachter», она показала, что стремится только к захвату власти в свои руки; народное благо ей индифферентно. Буржуазия выдвигает люд только для того, чтоб запугать правительство. Люд для нее только пушечное DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» мясо в ее бурном напоре против прави­тельственной власти. Корректность ответа на это Маркса и Энгельса сейчас не подлежит сомне­нию. Пролетариат, гласили они, не питает никаких иллюзий относительно буржуазии, как и от­носительно правительства. Он только спрашивает себя, что более соответствует его целям, — власть буржуазии либо власть правительства DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG»; а для того чтоб ответить на этот вопрос, довольно сопоставить положение германских рабочих с положением рабочих в Великобритании и Франции.

«Rheinischer Beobachter», не гнушаясь самой низкопробной демагогией, восклицал: «Счастли­вый люд! Ты одолел в принципе. И если ты не понимаешь, что же это все-таки за победа, то DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» послушай, как для тебя это растолкуют твои представители, во время их длинноватой речи ты, может быть, забудешь о сво­ем голодном желудке». На это Маркс и Энгельс поначалу ответили с едкой издевкой, что одно безнаказанное использование схожим подстрекательством подтверждает, что германская печать вправду «свободна». А потом они обосновывали DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG», что пролетариат так сообразил принципи­альную сторону вопроса, что он упрекает ландтаг совсем не за его победу, а напротив — за то, что ландтаг не одержал победы.


БРЮССЕЛЬСКОЕ ИЗГНАНИЕ


161


Если б ландтаг не ограничился требованием расширения собственных сословных прав, а востребовал бы, не считая того, учреждения суда присяжных, равенства перед законом DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG», отмены барщины, свободы пе­чати, свободы ассоциаций и подлинного народного консульства, то он отыскал бы в пролета­риате самую сильную поддержку.

Потом Маркс и Энгельс основательно расправились с благими рассуждениями о соц принципах христианства, затмевающих коммунизм.

«Социальные принципы христианства располагали сроком в 1800 лет для собственного развития и ни DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» в одном предстоящем развитии со стороны прусских консисторских советников не нуждаются.

Социальные принципы христианства оправдывали древнее рабство, превозносили средневе­ковое крепостничество и могут также, в случае нужды, защищать, хотя и с ничтожными ужимками, подавление пролетариата.

Социальные принципы христианства проповедуют необходимость существования классов — господствующего и угнетенного, и для последнего у DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» их находится только благочестивое пожела­ние, чтобы 1-ый ему благодетельствовал.

Социальные принципы христианства переносят на небо обещанную консисторским советником компенсацию за все испытанные гадости, оправдывая тем предстоящее существование этих мерзостей на земле.

Социальные принципы христианства объявляют все гнусности, чинимые угнетателями по от­ношению к угнетенным, или справедливым наказанием за первородный и другие DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» грехи, или ис­пытанием, которое господь в собственной нескончаемой мудрости ниспосылает людям во искупление их грехов.

Социальные принципы христианства превозносят боязливость, презрение к себе, самоуни­жение, смирение, покорность, словом — все свойства черни, но для пролетариата, который не же­лает, чтоб с ним обращались, как с чернью, для пролетариата смелость DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG», сознание собственного плюсы, чувство гордости и независимости — важнее хлеба.

На соц принципах христианства лежит печать пронырливости и ханжества, пролетари­ат же — революционен»1. Этот революционный пролетариат Маркс и Энгельс вели в бой против приманки монархических соц реформ. Люд, который со слезами на очах благодарит за пинок и за DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» брошенный ему грош, существует только в фантазии короля. Подлинный люд, проле­тариат — здоровый и злонравный малый, говоря словами Гоббса. Как он поступает с короля­ми, которые желают провести его, указывает судьба Карла I британского и Людовика XVI фран­цузского.

См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG». 4, стр. 204—205. — Ред.


162


ГЛАВА 5-ая


Эта статья точно градом побила феодально-социалистические посевы, но несколько ударов следовало бы навести и в другую сторону. Маркс и Энгельс были правы, защищая политику Со­единенного ландтага, отказавшего в деньгах беспутному и обскурантистскому правительству. Но они оказывали этому ландтагу очень огромную честь, приписывая таким же мотивам DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» отклонение подоходного налога, предложенного правительством. В данном случае речь шла быстрее о ловушке, которую правительство поставило буржуазии. Требование отменить очень застенчивый для рабочих огромных городов налог на помол и на убой скота и компенсировать денежный недостаток пре­жде всего подоходным налогом на имущие классы исходило сначало от рейнской буржуа­зии; она DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» управлялась при всем этом такими же основаниями, как британская буржуазия в борьбе против хлебных пошлин.

Требование это было в высшей степени ненавистно правительству: для его воплощения пришлось бы задеть и больших землевладельцев. К тому же налог на помол и убой скота взимался исключительно в огромных городках, и земляные собственники DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» не могли ждать, что его отмена снизит наемную плату используемого ими пролетариата. Если правительство все таки занесло соответст­венный законопроект в Соединенный ландтаг, то сделало оно это с задней идеей подорвать пре­стиж ландтага и поднять собственный свой. Оно рассчитывало на то, что феодально-сословная компания никогда не DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» согласится на налоговую реформу, которая облегчила бы хотя бы времен­но тяготы рабочего класса за счет имущих классов. Как правительство имело основание на это рассчитывать, видно уже из результатов голосования правительственного законопроекта: поч­ти все князья и царевичи, практически все помещики и практически все бюрократы голосовали против. При DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» всем этом правительству еще в особенности посчастливилось: когда дело дошло до развязки, часть буржуазии с блеском провалилась.

Перья официозов стали тогда использовать отклонение подоходного налога как ясное доказа­тельство ереси и обмана буржуазии. В особенности неутомимо выезжал на этом коньке «Rheinischer Beobachter». Маркс и Энгельс были потому совсем правы DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG», когда заявляли государю «совет­нику консистории», что он «величайший, бесстыднейший невежда в экономических вопросах», если утверждает, что подоходный налог может хоть на волосок облегчить социальную нужду. Но они ошибались, когда защищали отклонение подоходного налога как справедливый удар, направ­ленный против правительства. Удар этот совсем не попал в цель, ибо DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» правительство быстрее укрепилось в финансовом отношении, сохранив в собственном кармашке прежний налог на помол и убой скота, функционирование и доходность которого были полностью испытаны, заместо того чтоб му­читься взиманием подоходного налога, где фортуна, в особенности если взимать приходится с имущих


БРЮССЕЛЬСКОЕ ИЗГНАНИЕ


163


классов, в большинстве случаев оказывается очень капризной DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG», как это понятно по старенькому, также и по но­вому опыту. Маркс и Энгельс в данном случае считали буржуазию еще революционной, в то время как она была уже обскурантистской.

В совсем обратном направлении действовали достаточно нередко «истинные социали­сты», и понятно, что тогда, когда буржуазия стала облегать свои чресла, Маркс DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» и Эн­гельс решили снова выступить против этого направления. С этой целью Марксом был написан ряд фельетонов в «Deutsche-Brusseler-Zeitung» против «немецкого социализма в стихах и прозе», также еще одна ненапечатанная статья. Она написана рукою Энгельса, но, может быть, представ­ляет собой совместную работу Энгельса и Маркса DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG». В фельетонах, как и в статье, сводятся приемущественно литературно-эстетические счеты с «истинным социализмом». Это была самая слабенькая либо, если угодно, самая мощная его сторона. Выступая против художественных прегрешений «истин­ного социализма», Маркс и Энгельс не всегда довольно справедливо оценивали права искусства. Так, в рукописной статье подвергнуто несправедливо резкой критике DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» прекрасное «Caira» Фрей-лиграта. Песни Карла Бека «о бедняке» Маркс тоже судил в «Deutsche-Brusseler-Zeitung» очень строго, усмотрев в их «мелкобуржуазные иллюзии». Но он зато правильно предсказал грустную судьбу самонадеянного натурализма, выступившего 50 лет спустя, когда писал в собственном от­зыве о Беке: «Бек воспевает пугливое мещанское убожество, «бедняка», pauvre DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» honteux1, сущест­во с жалкими, благочестивыми и противоречивыми желаниями, ... но не гордого, сурового и революционного пролетария»2. Вместе с Карлом Беком снова притянут был к ответу и несчаст­ный Грюн, который в одной, с того времени позабытой, книжке исковеркал Гёте, разбирая его «с человече­ской точки зрения», т. е DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG». сфабриковал из всех маленьких, кислых и обывательских черт величавого по­эта его «истинный образ».

Важнее всех этих перепалок была большая статья, в какой Маркс чинил трибунал над пошлым ра­дикальным фразерством с не наименьшей резкостью, чем над «социалистической» фразеологией пра­вительства. В полемике против Энгельса Карл Гейнцен разъяснял несправедливость имуществен­ных DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» отношений из принципа власти. Гейнцен называл трусом и дурачиной всякого, кто нападал на буржуазию за ее рвение к наживе, и не трогал короля за его рвение к власти. Гейнцен был обычный крикун, не заслуживавший особенного внимания, но взоры, представителем которых он являлся, приходились очень по вкусу «просвещенным» филистерам. Монархия DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG», по его воззрению, должна своим

— злосчастного, не смеющего просить милостыню. — Ред. См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 4, стр. 208. — Ред.


164


ГЛАВА 5-ая


существованием только тому факту, что люди в течение веков лишены были здравого человече­ского смысла и чувства собственного плюсы; сейчас же, когда люди вновь DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» обрели это драго­ценное богатство, все социальные вопросы исчезают перед вопросом: «монархия либо республи­ка». Это широкомысленное суждение представляло собой верную антитезу взорам настолько же широкомысленным, как Гейнцен, монархов, по воззрению которых все революционные движения вызываются только злой волей «демагогов».

Маркс, но, обосновал, и сначала на примере германской историк DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG», что история делает го­сударей, а не судари историю. Он указал на экономические предпосылки появления абсолютной монархии. Она возникает в переходное время, когда падают старенькые феодальные сословия, а сред­невековое бюргерство растет в современный буржуазный класс. То, что в Германии абсолют­ная монархия была сотворена позже и держится подольше, было вызвано уродливым DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» ходом развития германского бюргерского класса. Насильственно-реакционная роль, которую играют правители, разъясняется, таким макаром, экономическими причинами. Абсолютная монархия покровительст­вовала до определенного времени торговле и индустрии и вкупе с тем появлению буржуазии, видя в этом нужные условия и государственного могущества и собственного бле­ска. Сейчас же DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» абсолютная монархия ставит везде преграды торговле и индустрии, кото­рые делаются все более небезопасным орудием в руках ставшей уже могущественной буржуазии. Из городка, где родилось ее величие, монархия кидает трусливый и отупевший взгляд на деревню, где почва удобрена трупами ее старенькых могучих врагов.

Статья изобилует плодотворными идеями, но совратить «здравый DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» человечий разум» бла­гочестивого филистера было не так просто. Ту же теорию власти, которую Маркс отстаивал за Эн­гельса против Гейнцена, Энгельс обязан был на целое поколение позднее отстаивать за Маркса против Дюринга.

Альянс КОММУНИСТОВ

В 1847 г. коммунистическая колония в Брюсселе очень разрослась. Естественно, в ней не было ни 1-го DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» человека, который мог бы сравниться с Марксом либо Энгельсом. Время от времени казалось, что ли­бо Мозес Гесс, или Вильгельм Вольф — оба были сотрудниками «Deutsche-Brusseler-Zeitung» — присоединится в качестве третьего к союзу Маркса и Энгельса. Но никто из их в конце концов не стал этим третьим. Гесс никак DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» не мог освободиться от философской неурядицы, и жестокая резкость суждений о его произведениях в «Коммунистическом манифесте» привела к полному разрыву Гесса с Марксом и Энгельсом.


БРЮССЕЛЬСКОЕ ИЗГНАНИЕ


165


Позже появилась дружба Маркса и Энгельса с Вильгельмом Вольфом, который приехал в Брюссель только весною 1846 г. Дружба эта оставалась крепкой, невзирая на все DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» невзгоды, пока ее не оборвала ранняя погибель Вольфа. Но Вольф не был самостоятельным мыслителем. Как писателя его отличали от Маркса и Энгельса не только лишь светлые стороны «популярной мане­ры» письма. Вольф принадлежал к угнетенному крепостному крестьянству Силезии и с невырази­мыми трудностями добрался до института. Исследование на институтской скамье величавых DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» мыс­лителей и поэтов древности питало в нем огненную ненависть к угнетателям его класса. Не­сколько лет таскали его по силезским крепостям как «демагога», позже он устроился личным учителем в Бреславле и вел неутомимую маленькую войну с бюрократией и цензурой, пока, в конце концов, новые процессы, возбужденные против DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» него, не побудили его уехать за границу, чтоб не захи­реть в прусских кутузках.

Вольф сдружился в Бреславле с Лассалем, а позже сошелся с Марксом и Энгельсом, и все трое украсили его могилу неувядаемыми лаврами. Вольф принадлежал к тем великодушным натурам, ко­торые, по словам поэта, расплачиваются ценой самих DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» себя. Его непоколебимо жесткий нрав, неразрушимая верность, его последняя совестливость, незапятнанное бескорыстие и никогда не изме­нявшая ему скромность делали его прототипом революционного бойца; эти свойства Вольфа объяс­няют то высочайшее почтение, с каким при всей любви либо при всей ненависти к нему всегда говори­ли о нем его политические DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» друзья и политические противники.

Несколько далее стояли в кругу друзей Маркса и Энгельса однофамилец Вильгельма Вольфа Фердинанд Вольф, также Эрнст Дронке, создатель потрясающей книжки о домартовском Берлине. В книжке его усмотрели оскорбление величества, и он был приговорен к двум годам крепости. Он бе­жал из казематов Везеля DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» и прибыл в Брюссель существенно позднее всех других. К их более тесноватому кругу принадлежал также Георг Веерт, которого Энгельс знал еще в то время, когда сам он был приказчиком в Манчестере, а Веерт — тоже приказчиком германской компании в Брадфорде. Веерт был реальным поэтом и конкретно поэтому был свободен DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» от всякого цехового педантизма поэтов. Он тоже погиб юным; ничья любящая рука не собрала еще его стихотворений, проникнутых под­линным духом борющегося пролетариата и щедро разбросанных поэтом по различным изданиям.

К этим интеллигентам присоединились потом и способные рабочие, сначала Карл Валлау и Стефан Борн — оба наборщики «Deutsche-Brusseler-Zeitung».

Брюссель, столица DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» Бельгии, щеголявшей тем, что она является прототипом буржуазной монархии, был самым подходящим местом для того, чтоб завязывать оттуда международные связи,


166


ГЛАВА 5-ая


в особенности до того времени, пока в Париже, все еще остававшемся очагом революционных движе­ний, свирепствовали сентябрьские законы. В самой Бельгии у Маркса и Энгельса установились DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» отличные дела с революционерами 1830 г. В Германии, в особенности в Кёльне, у их были старенькые, и новые друзья: вместе с Георгом Юнгом приемущественно докторы Д'Эстер и Даниельс. В Париже Энгельс связался с партией соц демократов в лице ее литературных представите­лей — Луи Блана и Фердинана Флокона, редактора органа этой партии DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» «La Reforme» («Реформа»), Еще больше тесноватые дела установились с революционной фракцией чартистов — с Джулиа­ном Гарни, редактором «Northern Star», и с Эрнестом Джонсом, который получил образование и воспитание в Германии. Эти чартистские вожди оказывали сильное воздействие на «Братских демо­кратов» — международную компанию, в какой Карлом Шаппером, Иосифом Моллем и DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» дру­гими представлен был и Альянс справедливых.

Этот Альянс и довел дело до решительного выступления в январе 1847 г, В качестве «Лондонско­го коммунистического корреспондентского комитета» Альянс был связан с «Брюссельским комму­нистическим корреспондентским комитетом», но дела меж ними были достаточно холод­ные. Одна сторона относилась с недоверием к DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» «ученым», которые не могут знать, «какая мозоль болит у рабочего», а другая питала такое же недоверие к «бродячим подмастерьям», т. е. к ремес­леннически-цеховой ограниченности, еще очень господствовавшей тогда посреди германских рабо­чих. В Париже Энгельсу пришлось издержать много труда, чтоб вырвать тех «бродячих подмастерьев» из-под воздействия Прудона DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» и Вейтлинга. Он считал английских «бродячих подмас­терьев» единственными, с которыми еще можно столковаться. Но все таки он именовал «ерундой» об­ращение, изданное Союзом справедливых осенью 1846 г. по шлезвиг-гольштейнскому вопросу. Представители Союза, гласил он, научились у британцев как раз самому несуразному: полному не­умению учесть реальное DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» положение вещей и неспособности осознать ход исторического разви­тия.

Спустя 10 лет Маркс разъяснял свое тогдашнее отношение к Союзу справедливых следую­щим образом: «В то же время мы выпускали ряд частью печатных, частью литографированных памфлетов, в каких подвергали жестокой критике ту смесь французско-английского социа­лизма либо коммунизма с германской философией DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG», которая составляла тогда потаенное учение Союза; заместо этого мы выдвигали исследование экономической структуры буржуазного общества как един­ственно твердую теоретическую базу и, в конце концов, в пользующейся популярностью форме объясняли, что дело идет не о проведении в жизнь какой-либо утопической системы, а о сознательном участии в проис­ходящем на наших DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» очах истори-


БРЮССЕЛЬСКОЕ ИЗГНАНИЕ


167


ческом процессе революционного преобразования общества»1. По воззрению Маркса, эти издания и побудили коммунистов прислать в Брюссель в январе 1847 г. члена собственного Центрального комите­та, часовщика Иосифа Молля, который предложил ему и Энгельсу вступить в Альянс, потому что Альянс хочет принять их мнение.

К огорчению DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG», не сохранилось ни одной из брошюр, о которых гласит Маркс, не считая циркуляр­ного письма против Криге, где тот вышучивается как эмиссар и пророк потаенного «союза ессеев» — «Союза справедливых». В письме говорится, что Криге мистифицирует действительное историче­ское развитие коммунизма в разных странах Европы, приписывая происхождение и успехи коммунизма DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» знаменитым и романтичным, надуманным козням этого «союза ессеев» и распростра­няя безумные фантазии о могуществе Союза.

Если этот циркуляр воздействовал на Альянс справедливых, то, как следует, члены Союза были все таки не «бродячими подмастерьями», и британская история обучила их большему, чем подразумевал Энгельс. Невзирая на нелюбезное упоминание об их «союзе DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» ессеев», они лучше оценили цирку­ляр, чем Вейтлинг: последний не был лично задет в письме, но тоже стал на сторону Криге. Альянс справедливых вправду сохранил больше свежести и силы в таком мировом центре, как Лондон, чем в Цюрихе либо даже в Париже. Предназначенный поначалу для пропаганды посреди DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» не­мецких рабочих, Альянс принял в мировой столице интернациональный нрав. Руководители Союза состояли в оживленных сношениях с эмигрантами всех огромных государств и были свидетелями мощ­ного нарастания чартизма. Это расширило их интеллектуальный горизонт, и взоры их простирались еще далее обыденных ремесленных представлений. Наряду со старенькыми вождями — Шаппером, Бауэром и Моллем DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» — выдвинулись, превосходя их своими теоретическими заниями, живопи­сец-миниатюрист Карл Пфендер из Хейльбронна и портной Георг Эккариус из Тюрингии.

Написанная рукою Шаппера и помеченная 20 января 1847 г. доверенность, с которой Молль явился в Брюссель к Марксу, а позже в Париж к Энгельсу, составлена была еще очень осторожно. Подателю давалось DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» полномочие сказать о положении Союза и дать объяснения по всем важ­ным пт. При личных переговорах Молль действовал еще свободнее. Он предложил Мар­ксу вступить в Альянс и рассеял его начальные сомнения, сообщив, что Центральный комитет хочет созвать конгресс в Лондоне и выступить на нем с манифестом, в каком критичные взоры Маркса DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» и Энгельса будут провозглашены как учение Союза. Необходимо только, чтоб Маркс и Энгельс содействовали

См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XII, ч. I, стр. 302—303. — Ред.


168


ГЛАВА 5-ая


преодолению сопротивления устарелых частей, и для этого оба они должны вступить в Альянс.

Маркс и Энгельс решили принять это предложение. Но конгресс DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG», который состоялся летом 1847 г., занимался еще только демократической организацией Союза в согласовании с задачками агитационного общества, принужденного, правда, действовать нелегально, но все таки чуждого всяких заговорщических целей. Организационно Альянс состоял из общин, имеющих более 3-х и менее 10 членов, округов, руководящих округов, Центрального комитета и конгресса. В задачки DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» Союза входило: свержение буржуазии, господство пролетариата, ликвидирование старенького об­щества, основанного на борьбе классов, и учреждение нового общества, без классов и личной принадлежности.

В согласовании с демократическим нравом Союза, принявшего заглавие Союза коммуни­стов, новые положения устава переданы были сначала на обсуждение отдельных общин. Окончательное решение отложено было до второго DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» конгресса, который был должен состояться еще до конца года. На нем же предполагалось обсудить новейшую программку Союза. На первом кон­грессе Маркс еще не находился, но в нем уже участвовали Энгельс как представитель па­рижской и Вильгельм Вольф как представитель брюссельской общин.

ПРОПАГАНДА В БРЮССЕЛЕ

Альянс коммунистов считал DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» собственной задачей сначала основание просветительных кружков для германских рабочих, чтоб иметь возможность вести открытую пропаганду, также пополнять и расширять собственный состав более подходящими членами этих кружков.

Организация кружков была везде однообразная. Один денек в неделю назначался для обсуждений, другой — для развлечений (пение, декламация и т. д.). Везде устраивались библиотеки и по воз DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG»­можности классы для преподавания рабочим простых познаний.

По этому эталону скооперировано было и Германское рабочее общество, основанное в конце авгу­ста в Брюсселе; скоро оно насчитывало уже около 100 членов. Председателями были избраны Мозес Гесс и Валлау, секретарем — Вильгельм Вольф. Общество собиралось вечерами по средам и воскресеньям. По средам DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» дискуссировались принципиальные вопросы, касавшиеся интересов пролетариата, а по воскресеньям Вольф давал заурядно еженедельный обзор политических событий и скоро показал особенное умение освещать действия. После его выступления следовали утехи, в кото­рых учавствовали и дамы.


БРЮССЕЛЬСКОЕ ИЗГНАНИЕ


169


27 сентября это общество устроило интернациональный банкет, чтоб показать, что рабочие раз­ных DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» государств питают братские чувства друг к другу. В то время для политической пропаганды в большинстве случаев воспользовались формой банкетов, чтоб на публичных собраниях избежать вмешательства милиции. Банкет 27 сентября имел, не считая того, к тому же особенного рода причину и цель. Его устроили Борнштедт и другие недовольные члены германской колонии, для DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» того чтоб, как писал присутст­вовавший на нем Энгельс отсутствовавшему в то время Марксу, «свести нашу роль к второсте­пенной по сопоставлению с Эмбером и бельгийскими демократами и сделать более внушительное и универсальное общество, чем наш злосчастный Рабочий союз»1. Энгельс, но, смог впору пресечь эту интригу. Его даже выбрали DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» вкупе с французом Эмбером одним из 2-ух вице-председателей, хотя он и отрешался от этой чести ввиду собственного «страшно юного вида». По­четным председателем банкета избран был генерал Меллине, а действительное председательство доверено было адвокату Жотрану. Оба они были старенькые бойцы, участники бельгийской револю­ции 1830 г.

За банкетным столом собралось 100 20 человек DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» гостей — бельгийцев, германцев, швейцар­цев, французов, поляков, итальянцев, также один российский. После многих речей решено было ос­новать в Бельгии «Демократическую ассоциацию» по эталону «Братских демократов». В члены предварительной комиссии избран был и Энгельс. Но он скоро после того уехал из Брюсселя и потому в письме к DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» Жотрану предложил пригласить на его место Маркса, который, по словам Эн­гельса, непременно и был бы избран, если б мог находиться на собрании 27 сентября. «Та­ким образом не г. Маркс поменяет меня в комиссии, а быстрее я поменял г. Маркса на собрании». И вправду, когда «Демократическая ассоциация» организовалась 7 и 15 ноября DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG», то Эмбер и Маркс были избраны вице-президентами, а Меллине и Жотран были утверждены — 1-ый по­четным, а 2-ой реальным президентом. Утомившись общества подписан был бельгийскими, не­мецкими, французскими, польскими демократами — в общем подписей было около шестидесяти. Из германцев рядом с Марксом подписались Мозес Гесс, Георг Веерт, два DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» Вольфа, Стефан Борн и Борнштедт.

Первым огромным собранием «Демократической ассоциации» было состоявшееся 29 ноября празднование годовщины польской революции. От имени германцев на празднестве выступил Сте­фан Борн, речь которого имела большой фуррор. Маркс же был официальным представителем Ас­социации на митинге, устроенном «Братскими демократами» в Лондоне в тот же денек DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» и по тому же

См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXI, стр. 70. — Ред.


170


ГЛАВА 5-ая


поводу. Речь его была выдержана полностью в пролетарски-революционном тоне.

«Старая Польша, непременно, погибла, — произнес он, — и мы меньше, чем кто бы то ни было, желали бы ее восстановления. Но погибла не только лишь древняя DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» Польша. Древняя Германия, древняя Франция, древняя Великобритания — все старенькое общество отжило собственный век. Но смерть старенького общества не является потерей для тех, кому нечего терять в древнем обществе, а во всех современных странах в таком положении находится большущее большинство»1. Маркс лицезрел сигнал к освобождению всех угнетенных народов в победе пролетариата DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» над буржуазией, а тем решающим ударом, который приведет к победе всех угнетенных над их угнетателями, он считал победу британских пролетари­ев над британской буржуазией. Польшу необходимо высвободить не в Польше, а в Великобритании. Если б чар­тисты одолели собственных внутренних противников, то они разбили бы этим все DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» старенькое общество.

В ответ на адресок, который им передал Маркс, «Братские демократы» взяли таковой же тон: «Ваш представитель, наш друг и брат Маркс, скажет вам, как экзальтированно повстречали его возникновение и чтение вашего адреса. Все взгляды светились радостью, все уста приветствовали его, все руки братски протягивались к вашему представителю... Мы принимаем DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» с чувством живейшей радости альянс, ко­торый вы нам предлагаете. Наше общество существует уже два года, и лозунг его — все люди бра­тья. На нашем последнем празднестве годовщины основания общества мы предложили созвать демократический конгресс всех наций, и мы были очень рады, когда узнали, что и вы DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» выступили на публике с того же рода предложениями. Комплот правителей необходимо побороть комплотом народов... Мы убеждены, что для того, чтоб выполнить общее братство, следует обращаться к действи­тельному народу, к пролетариям, к людям, которые раз в день проливают кровь и пот под гнетом современного публичного строя... Из хижин, с мансард DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» либо из подвалов, от плуга, с фабрики, от наковальни придут и уже идут по той же дороге носители братства и избранные спасители че­ловечества». «Братские демократы» предложили, чтоб всеобщий конгресс демократов собрался в сентябре 1848 г. в Брюсселе, до некой степени вроде бы в противовес фритредеровскому2 кон­грессу, состоявшемуся там DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» же в сентябре 1847 г.

Передача приветствия «Братским демократам» была, но, не единственной целью поездки Маркса в Лондон. Конкретно после митинга в честь Польши в том же помещении — в зале собрания английского Просветительного общества германских рабочих, основанного в 1840 г. Шаппером, Бауэром и Моллем, —

См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG»., 2 изд., т. 4, стр. 371—372. — Ред. Фритредеры — сторонники свободы торговли. — Ред.


БРЮССЕЛЬСКОЕ ИЗГНАНИЕ


171


состоялся конгресс, созванный Союзом коммунистов для окончательного утверждения устава и обсуждения новейшей программки. Энгельс тоже находился на этом конгрессе. По дороге из Па­рижа он повстречался с Марксом в Остенде, и они совместно сделали поездку в Великобританию. После пре DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG»­ний, длившихся более 10 дней, им обоим доверено было выложить принципы коммунизма в общественном манифесте.

Около середины декабря Маркс возвратился в Брюссель, а Энгельс — через Брюссель в Париж. Они, по-видимому, не очень спешили выполнить возложенное на их поручение. Во всяком случае английский Центральный комитет направил 24 января 1848 г. очень DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» настоятельное напо­минание окружному комитету Союза в Брюсселе, предлагая оповестить гражданина Маркса, что против него воспримут более сильные меры, если манифест коммунистической партии, составление которого он взял на себя, не будет доставлен в Лондон до 1 февраля. Чем вызвано было промедле­ние, сейчас чуть ли можно установить. Причина, может быть, заключалась в DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» характерной Марксу привычке делать всякую работу очень основательно, либо же работе мешало то, что Маркс и Эн­гельс в это время жили в различных городках. Может быть, вобщем, что англичане стали выказывать не­терпение ввиду дошедших до их известий, что Маркс как и раньше с ревностью DEUTSCHE-BRUSSELER-ZEITUNG» ведет свою пропа­ганду в Брюсселе.


detskij-cerebralnij-paralich-referat.html
detskij-dom-aistenok-kaltanskogo-gorodskogo-okruga.html
detskij-festival-vodno-motornogo-sporta-formula-budushego-programma-knizhnaya-kultura-20-1-programma-smi.html