ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ

Было ли, не было ли… У 1-го пастуха было три дочери. В один прекрасный момент отец с мамой направились молоть муку, а дочери дома остались. Позакрывали все окна и двери, сидят-посиживают у окошка и говорят. Гласит старшая сестра:

— Если б меня взял в супруги отпрыск падишаха, то я бы ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ соткала ему ковер, да таковой, что он им все свое войско покроет, да к тому же остается.

Гласит средняя сестра:

— Если б меня взял в супруги отпрыск падишаха, то я бы напекла ему хлебов, да столько, что он ими все свое войско накормит, да очередной каравай остается.

Гласит младшая ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ сестрица:

— Если б меня взял в супруги отпрыск падишаха, то я бы ему родила 2-ух малышей — мальчугана и девченку: у мальчугана во лбу будет пылать месяц, а у девченки — солнце.

В то время отпрыск падишаха обходил свои владения и оказался как раз в этих местах. Он услышал разговор 3-х ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ сестер. Как только услышал, вошел к ним в дом, чтоб поглядеть на их.

Возвратился он домой и произнес папе с мамой:

— Там-то и там-то живут три дочери пастуха. Я возьму в супруги одну из их.

Отец с мамой молвят:

— Как это ты женишься на дочери пастуха? Ты же ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ отпрыск падишаха!

— Нет, я женюсь, — ответил он им.

Посватался он к младшей сестрице. Сыграли женитьбу. Стали они жить-поживать да добра наживать.

Скоро супруга юного падишаха зачала. А старенькый падишах, обыкновенно, когда ездил по другим странам, брал с собой и собственного отпрыска. Вот выходит указ — ехать и ему в далекие ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ страны.

У супруги юного падишаха родились малыши, каких она пообещала: девченка Гюн[12]и мальчишка Ай[13].

Свекровь позвала бабку-колдунью, и соорудили они короб, схватили тех малюток, уложили туда и пустили по воде. А супругу отпрыска падишаха отвели к яме, зарыли по пояс, рядом положили воз терновых ветвей ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ, чтоб всякий прохожий мог хлестнуть и плюнуть в нее.

После чего написали письмо ее супругу: так, дескать, и так… «Обещала родить мальчугана с месяцем во лбу и девченку с солнцем во лбу, а родила для тебя 2-ух щенят». Юный падишах ответил: «Щенок ли, котенок ли, оставьте все так, как есть, пока ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ я не вернусь».

Проходит год либо полгода, воротился супруг домой, увидел свою супругу в том самом месте да так ее там и оставил.

Деток же по воде прибило к опушке леса, а там стояла землянка. В ней жили старик со старухой: не было у их ни ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ малышей, ни внуков. Старуха и гласит старику:

— Если в коробе будет выпивка, то это твое, старик, счастье, а если жива душа, то это мое счастье.

Поглядели — а там двое малышей. Обрадовались, подобрали их, стали хлопотать о их, выращивать. Начали детки ходить в школу — оба умные да такие красавчики, каких не сыскать ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ на всем белоснежном свете, а месяц со звездой-солнцем у их светили так, что все вокруг освещали.

Все бы отлично, только вот малыши в школе стали их дразнить: «найденыши», «найденыши». А они не стали этого вытерпеть и пустились на хитрость. Молвят старику со старухой:

— Нас посылают в село ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ Курчу, мы туда пойдем.

Приготовили старик со старухой питки, положили их в торбу. Ушли детки, как и замыслили.

Идут они, идут, глядят — огонек вдали. Когда подошли, лицезреют — дом, и никто в нем не живет. Полным-полно всякого богатства в том доме, но нет никого. Ешь, пей — не желаю! Живи ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ тут вольготно — никто не помешает. Стали они тут жить-поживать.

А тем временем та бабка-колдунья, которая навредила супруге отпрыска падишаха, учуяла, что малыши живые. И мама юного падишаха выслала ее в те места, где они жили:

— Иди и что хочешь сделай, но сотри с лица земли этих малышей ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ.

Пошла бабка. Добралась до тех мест и застала девченку в доме одну. Во дворе стояла лошадка, а паренек был на охоте.

— Как поживаешь, девченка моя? Все одна да одна, небось?

— Да как поживаю? Брат прогуливается на охоту, приносит мне различные вещицы для утехи. Вот так и живу.

— И-и-и, девченка ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ моя, чего для тебя так одной тосковать?! Отправь-ка лучше братца принести для тебя яблоко от Дюнняя-гюзели.

Когда приходит брат, сестра и гласит ему:

— Брат, я больше не желаю быть дома одна. Принеси-ка мне яблоко от Дюнняя-гюзели. Тогда будет мне чем поразвлечься, а то ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ я тут все одна и одна, никого нет вокруг.

Брат, не хотя разочаровывать сестру, собрался и отправился в путь.

Шел он, шел, встретил старушку и стал ее расспрашивать. Старушка и гласит ему:

— Мальчишка мой, вот идти-то ты идешь, но по дороге узреешь дерево и источник. Яблоки очень горьковатые ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ, вся горечь мира в их. Отведаешь того яблока и похвалишь: «Брях! Вот так яблоко! Такового яблока я еще не ел!». Источник же с 2-мя желобами: по одному течет кровь, по другому — гной. Когда выпьешь из их, скажешь: «Брях! Вот так вода! Таковой водицы я еще не пил!».

Поблагодарил ее паренек ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ и далее пошел. Идет он, идет, доходит до яблони. Сорвал яблоко, откусил от него и гласит:

— Брях! Ну и вкус у яблока! Такового яблока я еще не ел!

Идет он далее, доходит до источника с 2-мя желобами: по одному течет кровь, по другому — гной. Отведал того и другого и гласит ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ:

— Брях! Вот так вода! Таковой водицы я еще не пил!

А нужно сказать, что старушка дала подсказку тогда пареньку и еще кое-что:

— Когда придешь, взгляни, если закрыты глаза у Дюнняя-гюзели, то она не дремлет, а если открыты, означает, дремлет глубочайшим сном на собственном 40 нижнем этаже.

Пришел туда ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ юноша, глядит — глаза открыты, дремлет Дюнняя-гюзели. Принялся наматывать ее косы на свою руку и, когда значительно их намотал, спрашивает:

— Где стоит яблоня? Где яблоки, Дюнняя-гюзели?

— Да вот же, взгляни.

Парень забрал яблоко у Дюнняя-гюзели и пошел домой. Добрался до собственного дома и яблоко сестре дал ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ.

Проходит малость времени, и вот он опять отправился на охоту. А по дороге повстречался с отпрыском падишаха, который по сути был его папой. Он был очень похож на собственного отца, и отпрыск падишаха спросил его:

— Кто ты, откуда и куда путь держишь?

Тот поведал ему, как избавились от ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ их, когда отца не было дома. Позже поведал, как он прогуливался добывать яблоко Дюнняя-гюзели. Отпрыск падишаха порадовался за него; сам он ведать не ведал, где обитает Дюнняя-гюзели, а паренек, оказывается, не только лишь вызнал, где она живет, да и яблоко ее раздобыл.

Возвратился отпрыск падишаха домой и гласит мамы ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ:

— Повстречал я 1-го юношу, очень схожего на меня. Скажи, в нашем роду кто-либо живет в тех местах, где я был?

— Откуда им там быть?! Нет, сынок.

Услышав все это от отпрыска, его мама опять гласит бабке-колдунье:

— Иди и сделай так, чтоб этих малышей на свете ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ не было.

И опять отправилась в путь эта бабка. Пришла и стала расспрашивать даму:

— Как для тебя живется, раздобыл ли твой старший брат яблоко?

— Принес, бабушка! Спасибо, что поведала мне об этом. Как отлично я с ним играю!

— Девченка моя, яблоко — это отлично, но ты попроси брата принести зеркало ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ от Дюнняя-гюзели: будешь в него смотреться да прихорашиваться.

И опять пошел паренек делать желание сестры. Проходит он мимо того источника, из которого попробовал воду. Позже — мимо дерева, плод с которого отведал. Как он дошел, увидел, что опять у Дюнняя-гюзели открыты глаза. Стал он наматывать ее косы ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ для себя на руку, похлестывать ее плеткой да приговаривать:

— Наматывайся, наматывайся. Скажи, где твое зеркало?

— Да вот же оно!

Забрал паренек зеркало, унес его домой и дал сестре.

Скоро ушел он опять охотиться и снова повстречался со своим папой.

— Где же ты пропадал, мой мальчишка? Как длительно я тебя не лицезрел ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ!

— Эге-ге, есть у меня сестренка, да больно уж забаловал я ее, такая капризная стала. Возжелала яблоко, — я принес. Сейчас возжелала зеркало от Дюнняя-гюзели — тоже принес! Зеркал на свете много, но она желала, чтоб конкретно от Дюнняя-гюзели зеркало было!

Его отец возвратился во дворец и ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ поведал обо всем собственной мамы:

— Этот паренек и зеркало от Дюнняя-гюзели раздобыл!

Когда его мама услышала это, опять отправляет бабку-колдунью:

— Иди и сделай так, чтоб этих деток не было на свете!

Приходит бабка к девице и гласит ей:

— Знаешь что, девченка моя?! Яблоко как яблоко, зеркало как зеркало ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ, но скажи брату, чтоб он привел для тебя саму Дюнняя-гюзели как невестку, а для себя — как супругу.

Попросила сестра брата привести ей невестку, а тот отвечает:

— Отлично, пойду, но не знаю, вернусь ли вспять.

Отправился он в путь. Когда добрался до Дюнняя-гюзели, не увидел, что у нее ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ глаза закрыты: означает, она не дремлет. Пробует он намотать для себя на руку ее косы, как вдруг слышится ему глас:

— Стань камнем!

И перевоплотился он в камень. А там уже лежали девяносто девять камешков — это были те, кто пришел взять в супруги Дюнняя-гюзели, и этот паренек стал сотым ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ.

Сестрица все глядит на дорогу, денек ожидает, два ожидает, три ожидает. Вот уже из-под стрехи дома начала капать кровь. Здесь она сообразила, что брата нет в живых.

Собралась женщина в дорогу сама. Идет она, идет, выходит ей навстречу та хорошая старушка:

— Куда путь держишь, девченка моя?

— Куда я ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ путь держу, бабушка? — отвечает та. — Мой брат ушел один раз — яблоко от Дюнняя-гюзели раздобыл, ушел 2-ой раз — зеркало от Дюнняя-гюзели раздобыл, а на данный момент ушел, чтоб привести саму Дюнняя-гюзели мне в невестки, а для себя в супруги, ну и пропал.

— Твой брат стал камнем, — гласит бабушка ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ. — Сейчас, когда будешь идти далее, повстречаешь волка, перед ним будет лежать травка. Возьми ту травку, положи ее перед козой, у козы забери кость и положи ее перед волком. А когда пройдешь еще незначительно, узреешь источник с 2-мя желобами: через один течет кровь, через другой — гной. Крови отведаешь и похвалишь ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ: «О боже, какая красивая вода!». Гноя отведаешь и скажешь: «О боже, какой вкус у этой воды!». Когда же пойдешь к яблоне, то скажешь так: «О, какой вкус у этого яблока!». Пройдешь все и отправишься далее.

Когда дойдешь до Дюнняя-гюзели, взгляни — если у нее глаза открыты, означает, она дремлет, а ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ если закрыты, то не дремлет. У нее есть девяносто девять кос, намотай ее косы для себя на руку, чтоб она показала для тебя твоего брата. Вели ей: «Покажи мне моего брата, покажи мне моего брата!»

Когда женщина прошла все препятствия, поглядела на Дюнняя-гюзели, — ее глаза ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ открыты, означает, она дремлет. Принялась она наматывать на свою руку косы Дюнняя-гюзели и приговаривать:

— Покажи мне моего брата, покажи мне моего брата!

И Дюнняя-гюзели показала ей все камешки. И они все перевоплотился в парней. Когда же она указала на сотый камень, здесь и брат девицы оживился. Собрались все ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ втроем в путь, сели на жеребца из табуна Дюнняя-гюзели и возвратились домой.

Стали они далее жить-поживать. Скоро парень опять отправился в лес на охоту. Тут он снова повстречался со своим папой.

— Где же ты пропадал так длительно, мой мальчишка? Все нет да нет тебя!

— Эге-ге ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ, я прогуливался за Дюнняя-гюзели, привел ее в невестки собственной сестре и для себя в супруги.

— Ну и ну! Вот это да! Я вот уже падишахом стал, но знать ничего не знаю, кто эта Дюнняя-гюзели, а ты ее уже в супруги взял! В воскресенье я устраиваю пир, приходите и вы ко ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ мне всей семьей! Я отправлю за вами фаэтон с кучером.

Приходит падишах домой и гласит собственной мамы, чтоб готовились.

А его мама кинулась к той бабке-колдунье:

— Что будем делать, они уже повстречались с Дюнняя-гюзели. Собирается падишах устраивать застолье, пригласит и тебя.

— Не волнуйся, мы их отравим ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ, всех троих.

Выслал падишах за ними фаэтон. Они нарядились, поехали все втроем. Вот садятся за стол. А для Дюнняя-гюзели ничего в этом мире не было потаенной. Она и гласит им:

— Что я вам велю делать, то и делайте, слушайте меня! А если не скажу, то никуда не тянитесь.

После ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ пира направились они к той яме. Та бедная дама вся уж прогнила по пояс, и терновые ветки-прутья рядом с ней. И вот, перед тем как подъехать к палатам, кучер им произнес:

— Слезайте, стукните по разу веткой эту даму и плюньте в нее.

Дюнняя-гюзели ему отвечает ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ:

— Наши руки не подымутся ее стукнуть.

И они поехали далее. А кучер, встретив отпрыска падишаха, гласит ему:

— Они не захотели стукнуть ту даму.

Он же ему в ответ:

— Не велика неудача, если не стукнули.

Возвратились они в дом, а там столы уже снова накрыты. Но им всем троим в тарелки ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ с пищей был подложен яд. Еще не успели сесть за стол, как Дюнняя-гюзели приказывает:

— Идите и приведите сюда ту даму из ямы и собак!

Приводят даму и озверелых собак. Здесь Дюнняя-гюзели дает одной собаке кусочек из яств с их стола, и другой собаке кусочек. Глядь ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ! — обе собаки здесь же и сдохли.

А Дюнняя-гюзели продолжает:

— Всех троих, деток и их мама, нарядить в падишахские одежки.

Вызнал здесь все падишах и спрашивает:

— Как мне наказать этих двоих: родную бабушку и бабку-колдунью? Что лучше — 40 ножей с темной ручкой либо 40 жеребцов?

И бабку привязали к хвостам сорока ДЕВОЧКА ГЮН И МАЛЬЧИК АЙ жеребцов, а в свекровь вставили 40 ножей. Так злодейки погибли, а притча на этом кончается.


detstvo-milogo-podchinennogo.html
detstvo-s-zapahom-dini-lej-kotorie-poluchat-vozmozhnost-razrabotat-sobstvennie-uchebnie-sajti-cel-programmi.html
detyam-do-16-vhod-vospreshen-druzheskaya-vecherinka-scenarij-prazdnik-v-druzheskoj-kompanii-vozmozhno-s-detmi-etot.html